Новости форума       Архив       Медиа-центр       Карта сайта       Контакты
Медиа-партнёрам
Москва, комплекс административных зданий Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, д. 36/9), 22-23 апреля 2020 г.
Программа Форума
Пост-релиз
Приветствия
Организаторы
Оргкомитет
Программный комитет
Спикеры
Операторы Форума
Рекомендации и стенограммы
Медиа-партнеры
Фотогалерея
Зарегистрироваться
Условия участия
Место проведения

 
Главная / Левое меню / Форум / Рекомендации и с... / Стенограмма Всероссийского совещания по вопросам реализации Федерального закона "О теплоснабжении"

Назад

Стенограмма Всероссийского совещания по вопросам реализации Федерального закона "О теплоснабжении"

А.П. ЕПИШОВ
Благодарю вас за то, что вы сегодня приехали на Всероссийское совещание по теплоснабжению. Хочу попросить вас открыть это мероприятие с минуты молчания: 4 января безвременно ушел из жизни Александр Павлович Епишов, замечательный человек, видный российский ученый, изобретатель и общественный деятель. Он был главным аналитиком Форума в течение 17-ти лет и приложил огромные усилия, чтобы этот форум смог подготовить большое количество важных, качественных документов, которые сегодня работают по всей стране, и в теплоснабжении, и в энергетике, и в нефти, и в газе.
(Минута молчания, участники форума встают)
Спасибо, прошу садиться.
Разрешите представить наших коллег, которые сегодня будут модераторами и выступят с докладами. Сегодня на совещании присутствуют Есяков Сергей Яковлевич, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по энергетике, Межевич Валентин Ефимович, член Правления ПАО «Россети», Рогалев Николай Дмитриевич, ректор  НИУ «МЭИ», Селезнев Валерий Сергеевич, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по энергетике, Храпков Алексей Анатольевич, заместитель директора Департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики Российской Федерации, Антюхов Александр Анатольевич, заместитель начальника Управления государственного энергетического надзора Ростехнадзора.
Далее докладчики будут представлены модератором и будут объявлены темы выступлений.
Также, у нас присутствует делегация ПАО «Газпром», которую возглавляет Хатьков Виталий Юрьевич, член Правления, директор Департамента 817 и руководители газораспределительных организаций во главе Фоменковым Игорем Анатольевичем, заместителем начальника Управления по работе с органами власти и регионами ООО «Газпром межрегионгаз».
Я попросил бы Сергея Яковлевича Есякова быть модератором первой части совещания.

С.Я. ЕСЯКОВ
В моем понимании тема теплоснабжения в энергетике у нас, на сегодняшний день, одна из самых непроработанных, запутанных и неэффективных с точки зрения экономики. В теплоснабжении сегодня целый ряд таких проблем, которые не дают нормально работать целой сфере энергетики. Не все в порядке даже в плане административного управления этой сферой. Теплоснабжением на сегодняшний день занимается 66 000 предприятий, из которых теплосетевых 11 000 (генерирующих тепло источников) и 44 000 организаций, которые занимаются и теплоснабжением и сетевым хозяйством. Такое большое количество организаций приводит к неразберихе. Кроме того, есть разные уровни теплоснабжения. Есть сектор теплоснабжения, который занимается генерацией – это ¼, ближе к 30%. Есть 1/4-1/3 сектора – это муниципальные организации и предприятия разной подчиненности. Почти половина – это коммерческие организации, и промышленные, и строительные и другой формы собственности предприятия. Все это делает сложной систему управления. Есть предприятия, подчиняющиеся «Минэнерго», администрациям регионов и городов, и есть предприятия, достаточно самостоятельные в принятии решений по созданию теплоисточников. Все это накладывает серьезные ограничения на систему управления.
Сам по себе рынок теплоснабжения гораздо больше рынка электроэнергетики по своему физическому объему. Приблизительно он в 2 раза больше рынке энергоснабжения, а по стоимостному выражению в 2 раза ниже рынка электроснабжения. Такая диспропорция – причина проблем.
Вторая группа проблем – это технологическая, связанная с тем, что мы никак не можем определить механизм стимулирования комбинированной выработки электро- и теплоэнергии. Хотя законодательно и нормативно у нас все это записано, продекларировано и реализуется. Фактически же идет обратный процесс котельнизации, который серьезно набирает темпы. Мы пытаемся его остановить, повернуть вспять, но пока не очень сильно получается.
Третья группа проблем – экономическая, инвестиционная. Предельные уровни, установленные на сегодняшний день для всех регионов, делают сложной ситуацию для сферы теплоснабжения. Нет пока данных за 2018 год, но можно привести их за 2017 год, когда такая большая сфера с оборотом в 2 трлн рублей, заработала, условно, 70 млрд рублей убытков. Таков общий результат. Одна из главных причин – предельные уровни. Фактические, стимулов повышать эффективность, развивать теплоснабжение не так много остается у большинства предприятий.
Есть еще целый ряд проблем.
За последний период принят ряд решений, направленный, с одной стороны, на улучшение ситуации. Как бы мы не относились к той же альткотельне – это шаг вперед, который нужно дорабатывать, и который на сегодня очень неэффективно действует, но потенциал с доработкой есть. Приняли системы теплоснабжения. Усилили роль единой теплоснабжающей организации. Приняли законодательство о переходе на прямые договора по «коммунальщикам». Есть по теплоснабжению возможность заключать прямые договора  с крупными потребителями. Прорабатывается законопроект, принятый в первом чтении (готовится ко второму), где будет в какой-то степени ограничена сфера деятельности тепловых компаний, т.е. из этих 66 000 компаний, как минимум, остались только работоспособные, имеющие необходимый персонал и производственную базу для дальнейшей работы. Есть законопроект, направленный на усиление влияния ЕТО, предусматривающий участие ЕТО в приемке муниципальных тепловых компаний к работе в осенне-зимний период с точки зрения повышения взаимной ответственности.
Но, с другой стороны, есть вторая тенденция – законсервировать или оставить ситуацию в теплоснабжении на том же уровне, на котором она находится сейчас.
Есть законопроекты, внесенные Правительством о т.н. перехвате управления, предусматривающим неординарный подход к смене собственников и перехвате управления тепловыми компаниями на разных этапах в связи с каким-то невыполнением обязательств. Есть проект закона о государственном регулировании цен в условиях естественных монополий, где есть ряд положений, которые могут серьезно усложнить работу всего энергетического сектора, в первую очередь, тепловых компаний. На сегодняшний день у нас есть запрет открытой, закрытой системы, прямоточной закрытой системы, который так же влияет на работу больших и малых компаний, в которых также необходимо вносить изменения. Вот круг вопросов, которые сегодня прорабатываются. Хотелось бы, хотя бы частично, услышать позицию регионов по этим вопросам и варианты действий на все этих законодательные инициативы.
Есть разделение на большую и малую тепловую политику, а она единая и принципы должны быть едины, а может быть, даже и управление более централизованное.
Хочу предоставить слово Алексею Анатольевичу Храпкову – заместителю директора Департамента развития электроэнергетики Минэнерго России.

А.А. ХРАПКОВ
Спасибо, Сергей Яковлевич. Добрый день присутствующим. Спасибо за доверие в лице признания меня специалистом. Но я считаю, что мы все здесь специалисты, и важнее обмен опытом, для чего мы и собрались.
Большая часть вызовов, озвученных Сергеем Яковлевичем, решается новой моделью рынка тепла.
Вопрос сферы теплоснабжения – это вопрос местного значения. Мы, за редким исключением, передаем тепловую энергию на расстояние больше 30 км. Мы ограничены радиусом поселения от источника. Эффективность построение сферы теплоснабжения должен рассматривать орган местного самоуправления. Мы можем только задать какие-то рамочные правила игры. В этой связи несколько лет ведется дискуссия о том, необходимо ли нам выпустить документ под названием «Стратегия развития отрасли теплоснабжения». Виктор Германович уже несколько итерация такого документа сделал. Мы находимся в плотной дискуссии и обсуждаем этот вопрос. Об этом он подробнее расскажет в своем выступлении.
У нас есть несколько важных вещей, которые стратегически деформируют отрасль. Наш потребитель становится более качественным, умным. Он начинает заниматься вопросами эффективности потребления тепловой энергии, вплоть до рассмотрения способов альтернативного обогрева, способы отказа от услуг централизованного теплоснабжения. Эта тенденция явная, от нее никуда не спрятаться. Нужно брать ее на вооружение, обсуждать с Министерством промышленности РФ, потому что они создают для потребителя устройства, позволяющие решать вопросы способов обеспечения и обогрева горячего водоснабжения.
Вторая, не менее важная тенденция в нашем понимании – это история, связанная с территориальным планированием, градпроектированием. Функция теплоснабжения не самодостаточна. Это обеспечение развития города, производительных сил соответствующим энергетическим ресурсом. Сейчас началась активная фаза дискуссии, что такое генпланы городов, что такое схемы территориального планирования, насколько они должны быть прикладного характера, или это только мастер-план вектора развития. Это важная особенность для отрасли теплоснабжения, кого и как мы будем обеспечивать услугами централизованного теплоснабжения, горячего водоснабжения. А города у нас расползаются. На этой неделе Правительство приняло решение о поддержке индивидуального жилищного строительства. Это тоже нам сигнал: если город будет развиваться не в высоту, а в ширину, то это будут совершенно иные технологии обогрева. Будет ли в этом смысле централизованное теплоснабжение с когенерацией, или это будет индивидуальный обогрев, может быть, с той же когенерацией – нет проблем сегодня на 15 кВт когенерацию или даже тригенерацию. Никаких технических проблем в этом плане нет. нам надо это учитывать в выборе стратегии. Плюс, мы провели анализ, показавший, что эффективность потребления в городах, где высокий уровень оснащения общедомовыми приборами учета, видна устойчивая тенденция сокращения потребления, в среднем, от 1,5% до 2% в год в течение 5 лет. Мы взяли 5 лет, большую выборку разных городов в разных климатических условиях, с разной численностью. Везде есть эта устойчивая тенденция.  В этом смысле я всегда призываю водо- и теплоснабжающие организации не прозевать момент, который прозевали «водоканалы» - они потеряли 30-50% полезного отпуска воды и сейчас не знают, что делать с переразмерами и мощностями систем водоснабжения, что с головными сооружениями, что с сетевыми активами. Надо эти тенденции закладывать в построение систем водоснабжения в моделях развития соответствующих организаций.
Закон №190 ввел важный институт схем теплоснабжения, благодаря чему мы эти схемы с 2013 года разрабатываем и утверждаем. Министерство энергетики утверждает по городам более 500 000 человек, остальные – органы местного самоуправления. В очередном ежегодном докладе по состоянию рынка теплоснабжения мы в ближайшее время разместим на сайте. Единственное, у нас идет отставание почти полуторогодовалое – так работает государственная статистика. Мы сейчас выпустим доклад о состоянии отрасли за 2017 год. Оперативные качественные данные есть только по субъектам электроэнергетики, которая сдает отраслевую отчетность по Приказу №340. Официальная государственная статистика дает нам последние отчеты только в третьем квартале года, следующем за отчетным. Дальше, мы это обрабатываем, анализируем и формируем отчетные данные. Доклад за 2017 год – порядка 100 страниц. Сейчас у нас на сайте висит отчет за 2016 год. Так вот, мы отмечаем тенденцию роста доли выработки тепловой энергии в режиме комбинированного производства тепловой электрической энергии. Доля когенерации растет. Я это связываю в первую очередь с утверждением схем теплоснабжения. Мы активно это продвигаем и уделяем этим схемам большое внимание.
Необходимо доводить историю по учету тепловой энергии, дальше системы регулирования, «умные сети», надо вводить на основании приборов учета системы регулирования режима работы – это все доступно и не вызывает никаких технических проблем. Этим надо заниматься системно и планомерно. Просто так победить недостатки отрасли, скорее всего, не получится, потому что наша отрасль достаточно консервативная, капиталоемкая. У нас присутствуют понятные элементы патернализма, связанные с тем, что наш основной потребитель – коммунально-бытовой сектор, и мы должны учитывать особенности социализации этого вопроса.
В 2014 году принят т.н. Закон № 404 о либерализации цен. С 2015 по 2018 цена на пар и тепловую энергию с коллекторов источников для прямых потребителей регулировалась в виде прайс-кэпа. С 2019 года  - полное дерегулирование цены на пар и на тепловую энергию в горячей воде для потребителей. По большому счету, это революция – нет ценового регулирования этого продукта. Прямые свободные договорные цены, договорные отношения. ФАС РФ ежегодно делает мониторинг этой ситуации, делает доклад в Правительство. Мы участвуем в этом мониторинге. Отмечается рост заключения прямых договоров по нерегулируемым ценам, практическое отсутствие конфликтов в части параметров цен. Да, есть сюжеты, которые рассматриваются на площадках регуляторов и иных органов власти регионов, но это все, в итоге, проходит без конфликта. Это позитивный сигнал по привлечению, возврату в систему централизованного теплоснабжения крупных промышленных потребителей. Тем самым мы сможем повысить эффективность загрузки существующих объектов, в первую очередь, когенерации. Такая тенденция на сегодняшний день присутствует. Но когда у нас с вами промпредприятия отказались от услуг централизованного теплоснабжения, построив собственные источники теплоснабжения, обратно вернуть не так просто – срок окупаемости проведенных для этого ими работ – 5-10 лет, и вернуть это будет немыслимо. Но механизмы созданы, работа ведется. Я искренне желаю всем участникам процесса, чтобы эта история развивалась. Если у кого-то по этому поводу есть предложения, пожелания, мы открыты к диалогу.
Еще я бы отметил два сюжета. Первое – это указ Президента №204 от мая 2018 года («Майский указ»), в составе которого есть важный сюжет, связанный с ростом инвестиций и ВВП, доведения до 25% от ВВП инвестиций. Правительство РФ утвердило план по привлечению     инвестиций, в котором по отрасли ЖКХ и, в целом, по теплоэнергетике (теплоэнергетика поделена на пар и горячую воду в электроэнергетике и котельные, тепловые сети, теплоснабжение в ЖКХ) – удвоение объема инвестиций к 2024 году. это достаточно существенный вызов перед отраслью. С учетом того, что отрасль перерегулирована, это будет сделать весьма не просто. В поддержку этого решения рассматривается вопрос о переводе отрасли на регулирование по принципу эталонов. Министерство экономического развития с ФАС     готовят соответствующие методологические правовые акты, которые обсуждаются и были  доступны и ресурсоснабжающим организациям, и органам власти субъектов РФ. В этом плане мы предлагаем применять в качестве эталона методологию альтернативной котельной. С помощью нее мы не только упрощаем систему ценового регулирования, делая ее справедливой. Мы пересматриваем множество иных элементов отраслевого регулирования, позволяющих сделать отрасль клиентоориентированной. Один из главных вызовов – нам нужен качественный потребитель, профессиональный, ответственный, эффективный. Управляющие организации, наши главные клиенты, должны быть для нас квалифицированными партнерами, чтобы мы вместе могли выстраивать правильные системы теплоснабжения.
Начало разговора о новой модели рынка тепла состоялось в 2010 году. в 2012 году начались формализованные движения на площадке Правительства, на площадке Правительственной комиссии по электроэнергетике и т.д. Закон принят в 2017 году. В рамках распоряжений Правительства РФ дорожной картой по подготовке подзаконных актов из 24 актов Правительства, 21 уже выпущен, и вступил в силу. Оставшиеся 3 документа прошли необходимые процедуры согласования и общественного обсуждения, документ внесен в Правительство. В ближайшее время мы закончим эту работу. Осталось принять 1 документ – это Правила организации теплоснабжения, Постановление №808, вместе с ним Правила оказания о предоставлении коммунальных услуг №354, Правило заключения договоров с управляющими компаниями -  Постановление №124, и немного правятся Правила недискриминационного доступа к системам теплоснабжения №787.
Основные элементы новой модели рынка тепла – это докрутка истории, связанной с единой теплоснабжающей организацией. Законом о теплоснабжении 2010 года такой институт введен – это 2 базовых столпа закона, - ЕТО и схемы теплоснабжения. ЕТО в формате 2010 года – это скорее колосс на глиняных ногах. Задекларировано функций много, а реализовать их было практически невозможно. Потребитель мог заключать договора в системе теплоснабжения с кем угодно, не обязательно с ЕТО. В этом смысле управлять системой водоснабжения единой теплоснабжающей организации было проблематично. Мы в этом смысле пересмотрели весь функционал ЕТО и предлагаем его докрутить, когда это реально действующее единое окно: техническое регулирование, коммерческий оператор, взаимодействие по развитию систем теплоснабжения. Все идет через ЕТО, с ней взаимодействует власть и потребители. Внутри ЕТО взаимодействует с прочими участниками, теплогенерирующими, теплосетевыми организациями в рамках свободных двухсторонних договорных отношений в соответствии с правилами, определенными Правительством РФ. Эта модель позволит повысить статус, функционала, улучшит инструменты реализации полномочий со стороны ЕТО, одновременно с повышением ответственности ЕТО перед всеми участниками, потребителями и органами власти. Одновременно с этим законом реализовано изменение системы ценового регулирования отрасли теплоснабжения. Мы считаем, что справедливой ценой в системе теплоснабжения является цена отказа от услуг централизованного теплоснабжения со стороны потребителя. Эта история уже работает. Все теплоснабжающие организации в рамках взаимодействия с застройщиками с этим сталкиваются. Застройщик либо подключается через договор на технологическое присоединение, либо строит собственный источник теплоснабжения и обогрева. В этом смысле застройщик – квалифицированный игрок, который дает четкий сигнал – сколько же стоит тепло. Не редки примеры, когда действующий потребитель отказывается от услуг централизованного теплоснабжения, начиная с поквартирного отопления. Например, в Министерство энергетики обратился ряд  управляющих компаний Краснодара с просьбой помочь решить вопрос по строительству вместо ЦТП, во дворе квартала построить собственную котельную, отрезавшись от услуг централизованного теплоснабжения. Никаких проблем технологического характера на эту тему нет. Важно не просто посчитать эталонную цену, а с учетом глубокой дифференциации ценового регулирования определиться, как мы будем ее реализовывать. У нас есть два сюжета. Первый – когда текущий тариф ниже, чем у альтернативной котельной. Второй – когда текущий тариф выше, чем цена альтернативной котельной. Мы предложили график перехода, поправочные коэффициенты к нему, возможность добровольной скидки. На графике вы можете увидеть подробнее. Так же достаточно технологично прописан весь режим перехода от текущего регулирования отношений к новой модели тепловой энергии. После принятия решения об отнесении поселения к ценовой зоне дается период в 6 месяцев, чтобы изменить схемы теплоснабжения под новые параметры, изменить параметры ценового регулирования, заключить договора с потребителями, соглашения между ЕТО и органами власти. После завершения всех этих процедур новая модель вступает в силу. Здесь мы постарались показать эффекты, которые могут быть достигнуты при реализации новой модели. Это повышение инвестиционной привлекательности, влияние на рост экономики в стране, в целом, создание рабочих мест, налоги. Порядка 150 млрд за 2015 год (10% НВВ в отрасли) субсидируется из бюджетной системы. Дальше бюджет это тянуть не может и не будет. Этот вызов тоже нужно преодолевать. Два поселения уже перешли к новой модели Рубцовск и пос. Линево. В Рубцовске (Алтайский край, 140 000 населения) при годовой НВВ поселения в 2млрд рублей, уже авансом «СГК» проинвестировала 2 млрд рублей в модернизацию системы теплоснабжения. Такие созданы условия – коллеги поверили и  проинвестировали. Дальше будет возврат. Ценовое регулирование на сегодняшний день осуществляется в рамках инфляции. Никакой дополнительной нагрузки на потребителя при этом не возложено. Идет возврат за счет повышения эффекта. В Линеве та же история. Это небольшой поселок в 14 000 населения в Новосибирской области. Если первое – уголь, то вторе – газ. НВВ – 500 млн. объем инвестиций будет составлять 800 млн рублей. Они сейчас в стадии переходного периода – только 31 января состоялось решение Правительства.
Мы постоянно держим контакт с ресурсоснабжающими организациями, регионами. 29 город заявили потенциал перехода на новую модель уже в этом году. Ориентировочно 27 точек. В Хакасии это Абакан и Черногорск: мы ожидаем  в ближайшее время поступления заявки. Они будут объединены в одну систему теплоснабжения. Между ними будет построена одна теплотрасса, переведено в ценовую модель. Порядка 140  млрд рублей – потенциальный объем инвестиций только в эти 27 точек.
Конечно, если ничего не делать, ситуация у нас точно не улучшается. Как правильно сказал Сергей Яковлевич, отрасль у нас планово убыточная. При объеме выручки в 1,5 трлн рублей совокупный интегрированный финвес составляет -70 млрд рублей по данным статотчетности.
Новая модель – это, в первую очередь, создание качества института ЕТО: ответственность перед потребителем и властью.
Модель очень гибкая. Примеры – Рубцовск и Линево: индекс платы граждан будет идти темпом не выше предельного отклонения инфляции +1,7. Барнаул заявлен, внесена заявка по отнесению Барнаула к ценовой зоне – индекс платы граждан будет расти, инфляция +1,3, тогда как у нас допустимое отклонение – 2,4. Все гибко, все регулируется. Контроль за этим со стороны власти обеспечен полнообъемно. Эффект инвестирования в отрасль, как я уже показал, соизмерим с годовой выручкой, причем, инвестиции идут опережающим темпом под гарантию будущего возраста по условиям новой модели. Добровольный переход, все оговаривается на месте между органами власти и бизнесом. Да, были завышены ожидания, что модель будет внедряться повсеместно. Но, надо отметить, что мы завершили подготовку всего контура правового поля, выпустили все нормативно-правовые акты и сегодня в рамках распоряжения Правительства все органы регулирования РФ для всех поселений страны посчитали предельный уровень цены на альтернативную котельную, опубликовали – вся информация висит на сайтах ФЭКов. ФАС провел мониторинг – есть все ссылки на сайты РЭКов, цены повешены. Надо оценивать, примерять на себя и готовить соответствующие предложения. В ряде регионов созданы рабочие группы. Например, в Самарской области, Ульяновской, Оренбургской, Пермском крае на площадке регионального правительства созданы рабочие группы между органами власти и бизнесом по отработке параметров перехода на новую модель, в первую очередь, что надо сделать, чтобы системы стали эффективными и качественными, и которые могут быть реализованы в рамках новой модели. Мы предлагаем, чтобы бизнес вышел в регионы и предложил, как улучшить систему теплоснабжения, примерил на себя модель.
На сайте Минэнерго есть калькулятор расчета цены для альтернативной котельной, который воспользовались уже 67 000 раз. У нас там стоит публичный счетчик. Идет активная примерка на себя модели. В Декабре было только 38 000 раз. Интенсивность растет. Для профессиональных участников на сайте Минэнерго есть Excel-шаблоны модели расчетов с подробнейшей инструкцией.
Минэнерго утверждает схему теплоснабжения городов более 500 000 человек. Начинали мы с 36 городов. Впоследствии добавились еще города, в т.ч., Тула, Севастополь и стало 39 городов. Потом добавились Чебоксары. Все 39 схем были утверждены. У нас по закону должна быть ежегодная актуализация. В прошлом году только 30 городов актуализировали схемы. Мы по этому поводу решили вам помочь, и Госдума нас поддержала, приняв закон с символичным номером ФЗ №220, который ввел административную ответственность за нарушение порядка  разработки схем теплоснабжения, сроков ее актуализации, качества разработки и т.д. С этого года мы начнем эту поддержку регионам оказывать.
Есть два уникальных события – Махачкала и Астрахань. Первично утвердили схему Махачкала  в 2015, Астрахань в  2014, и больше к нам не приходили за актуализацией. Это что значит, что там все хорошо? Делать ничего не надо? Коллеги, за сим закончил.

С.Я. ЕСЯКОВ
Спасибо, Алексей Анатольевич. Достаточно хорошо у Вас все получается в этой ситуации: альткотельная будет и все решения в сфере теплоснабжения будут приняты и результат будет положительный. В общем-то, мы живем в другой жизни. Я не зря сказал, есть одно направление регулирования тепловой деятельности, а есть другое. Зачастую они противоречат друг другу. Мы говорим о том, чтобы повысить инвестиции до 25%, а у нас 70 млрд убытков за 2017 год. Мы говорим о концессиях, а очень многое не получилось, много отказов. Второй момент по тому же ценообразованию, инвестиционной составляющей, перехвату управления. Фактически, 67 000 просмотров – народ интересуется, но есть моменты, которые пока не устраивают.
Давайте послушаем науку, и предоставим слово ректору НИУ «МЭИ» Николаю Дмитриевичу Рогалеву.

Н.Д. РОГАЛЕВ
Спасибо, Сергей Яковлевич. Мне кажется, у нас есть на сегодняшний день смещенная оценка. Электроэнергетика и теплоснабжение, якобы самостоятельные отрасли, которые должны барахтаться, чтобы генерировать выручку и инвестировать и т.д. Мы – отрасль инфраструктурная. Понимание того, что происходит в городах в сфере ЖКХ, экономическое развитие – это основа, под которую энергетика подстраивается. Понятно, что сегодня есть избыток мощности. Но это не совсем тот избыток, который адаптирован под сегодняшнего потребителя. Есть районы с запертыми мощностями. Есть районы, где оборудование сильно изношено и не позволяет участвовать в регулировании и т.д. Толку от этого превышение не так много. Понимание развития городов и экономики РФ в целом, здорово бы помогло энергетике, в т.ч., тепловому сектору. Принцип, о котором Алексей Анатольевич говорил, про ЕТО – верный. То, что сделал Виктор Германович в системе теплоснабжения и рост показателей по выручке как раз говорит о том, что мы двигаемся в правильном направлении. Потому что до этого котелизация эту выработку от комбинированной части изымала. Еще один тезис – про участие ТЭЦ в рынках электроэнергии. ТЭЦ по параметрам термодинамическим конкурировать с современной электростанцией не может. Ее законодательно закрепленная часть в рынке электроэнергии и мощности заставляет перекладывать затраты на тепло и делает ее неконкурентной на рыке тепла. Надо еще раз серьезно подумать о том, чтобы ТЭЦ вернулись на розничные рынки. Они для этого раньше были предназначены.
Если мы говорим про инновационную экономику, рынок электрической энергии, а может быть, и тепловой, будет очень неравномерным - пик надо покрыть, мощности должны быть. То есть все капиталовложения лягут на плечи потребителей. Если добавить к этому, что мы северная страна и вопрос энергоснабжения или электротепловой носят такой социальный аспект, то нужно сильно подумать, какой должна быть энергетика и ТЭЦ. Я имею в виду возможности аккумулирования тепловой энергии и о другой структуры мощности ТЭЦ с учетом новой программы по «ДПМ-штрих». Там должно быть больше газовых турбин, которые будут покрывать пиковую часть. Но чтобы оборудование новых ТЭЦ работало  к режиму, близкому к оптимальному. Оптимальный – это низкий расход топлива. Это означает экономию и снижение нагрузки на потребителя.
Есть эта распределенная или малая энергетика. Есть люди, готовые у себя в коттеджах поставить маленькие электростанции или газовые котельные. Это тоже надо принимать во внимание, когда мы говорим про развитие рынка теплоснабжения. Но не уходите от научно обоснованных решений – вот главный вывод, которым я хотел бы завершить. Спасибо.

С.Я. ЕСЯКОВ
Спасибо. Есть цифра, которая характеризует у нас рынок теплоэнергии. Коэффициент использования мощностей у нас по котельным составляет всего порядка 17%. Котельные составляют у нас фактически 70% нашего теплового рынка. В теплоисточниках у нас еще больше проблема, чем по электрической части. Еще больше недогрузка и неэффективное использование. На сегодняшний день самый большой резерв эффективности в энергетике – это сфера теплоснабжения.
Хочу предоставить слово своему коллеге, Валерию Сергеевичу Селезневу – первому заместителю председателя Комитета Государственной Думы по энергетике.

В.С. СЕЛЕЗНЕВ
Уважаемые коллеги, спасибо большое. У нас в Комитете по энергетике есть традиционное разделение отраслей, по которым занимаются. За тепло отвечает как наилучший специалист Сергей Яковлевич Есяков. Я больше хотел бы поговорить не о путях решения, а о проблемах. То, о чем говорил Николай Дмитриевич, мне кажется, это некий утопический вариант на сегодняшний день – вернуть ТЭЦ на розницу. Вся реформа электроэнергетики строилась по принципу того, чтобы ТЭЦ убить. Мы направили их на опт. Все свое территориальное преимущество, близость к конечному потребителю они потеряли. Сейчас мы в тепловой централизованной генерации имеем ту картину, которая ровно противоречит целеполаганию построения той системы, которая существовала. Утопичность в хорошем смысле этого слова. Мы продолжаем нагружать опт обязательными платежами. Там конкуренция весьма условная. Если мы двинем тепло на розницу, то от опта снимем загрузку. Рынок не увеличивается. Тепловые мы догрузим, но не сможем выполнить те обязательства, которые уже существуют через различные ДПМы на опте. Это дискуссионный вопрос, на мой взгляд. В режиме когенерации работают не только ТЭЦ, но и те, кто заявляется на рынок мощности. Не думаю, что централизованным ТЭЦ так легко дадут пересмотреть и вернуться обратно к тому положению, какое у них было.
Сегодня  есть ряд проблем: неудовлетворительный технический уровень, обусловленный недостаточной оснащенностью автоматикой, системами учета и регулирования, износом основных фондов. Устаревшие технические решения не позволяют эффективно транспортировать и использовать тепловую энергию, что приводит к огромным перерасходам топлива и энергии, неприемлемо низкому качеству надежности теплоснабжения, частым тепловым авариям, чрезмерно высоким издержкам системы теплоснабжения. Аварийность на сетях из года в год меняется. Статотчетность по аварийности и надежности сети, которую мы получаем, весьма сомнительна. Ее нам  предоставляет Росстат, Ростехнадзор, Минэнерго в подконтрольной ему части и т.д. Вся эта статистика очень сильно между собой не бьется. Здесь вся надежда на ту систему, сроки сдачи которой в очередной раз были перенесены на 1 января 2020 года. Надеемся, что все-таки ГИС ТЭК  даст возможность нам получать достоверные и в текущем режиме анализируемые данные.
Низкий уровень оснащенности поселений централизованным теплоснабжением. В большинстве поселений отсутствует возможность по предоставлению услуг централизованного теплоснабжения, что негативно отражается на качестве жизни населения. Низкая эффективность котельных и обусловленные этим сверхнормативные расходы топлива. При нормативном КПД  угольных котельных мы сегодня имеем 80%, фактически, значение в районе 50-60%. Вероятно, это связано с устаревшими решениями: котловыми топочными и отсутствием современных систем автоматизации и низкая нагрузка. По мазутным при нормативных проектных 88-90% мы имеем 70-84%. По газовым 80% против нормативных 92-95%. Значительный износ оборудования и тепловых сетей в связи с несвоевременным ремонтом и заменой – это проблема недофинансирования. Большие потери тепловой энергии в трубопроводных сетях. Эффективность систем транспорта в последние годы, не смотря на все принимаемые решения, снижается. Это связано с высоким износом тепловых сетей и нерациональными режимами их эксплуатации. Высокая степень износа жилищного фонда ведет к повышению уровня расхода тепловой энергии по понятным причинам. Здесь переход в к альткотельной – мы же видим результаты, их не стоит игнорировать. Для продвижения реформы вперед мы должны посмотреть на опыт Рубцовска и Линева. Мы видим, что к переходу созрел уже крупный город Барнаул с населением в 700 000. Значит, новый метод тарифообразования проявил себя достаточно эффективно. Мы видим опыт «СГК», который инвестировал в Рубцовск порядка 2 млрд рублей. «СГК» по Барнаулу предоставила властям города план инвестиций на 8 млрд рублей. При том, что в настоящее время инвестиции там практически на нулевом уровне. Потребность в дополнительных инвестициях в теплоснабжение в стране по оценкам Минэнерго – это 300 млрд ежегодно. В данных условиях это неподъемная сумма. Но на взгляд некоторых экспертов, это реальная сумма при переходе к альткотельной. Наверное, проблемы, накопленные годами, мы все-таки будем решать за счет продажи возможности будущих поколений, а там уже будущие поколения будут разбираться с новыми проблемами. Вся реформа в электроэнергетике приводит к генерации, к ДПМу. Здесь, думаю, будет то же самое. Наилучший механизм решения вопроса – это альткотельная. Надо убирать эту допущение и оговорку в ФЗ №279 про переход по усмотрению региональных  властей, и переходить к обязательному рассмотрению и принятию этого вопроса в городах с населением свыше 500 000 человек. зачастую мы сталкиваемся с тем, что страх перед возможными рисками перехода на эту модель, которые могут повлиять на дальнейшую судьбу конкретных лиц во власти, которые должны такие решения принимать, превышает аппетит тех же самых чиновников, которые, с одной стороны, хотят инвестиций, а с другой, когда эта оговорка из ФЗ №279 есть,  они ее бояться, потому что на них будет ответственность в случае, если что-то пойдет не так. Поэтому, одна из первоочередных задач как для исполнительной, так и для законодательной власти – решить, каким образом подтолкнуть регионы к переходу на альткотельную, что позволит привлечь инвестиции в отрасль.
В силу сложившихся нерыночных подходов к теплоснабжению у нас принято считать его убыточным бизнесом. Все крупные отечественные компании получают выручку исключительно от продажи электроэнергии и несут убытки от продажи теплоэнергии. Вместе  с тем, на единицу потребляемой электроэнергии в России приходится 2-3 единицы теплоэнергии. Сам товар очень востребован и жизненно необходим, особенно в условиях севернее Сочи. Из 1 кубометра газа стоимостью порядка 4000 рублей, получается на выходе около  8 гКал тепла. Такого объема энергии хватает на год отопления 60 квадратных метров жилья. В свою очередь, потребители платят за отопление такого объема квадратных метров около 30-35 тысяч рублей в год. Получается, хотя здесь надо еще и сетевую составляющую брать, технологический процесс дает десятикратную рентабельность. Как этот бизнес может быть убыточным? Он просто неправильно образован. Если в крупных городах такой механизм как альткотельная всегда будет выигрышным при такой модели, то в маленьких поселениях это скорее  индикатор адекватности существующих цен на теплоэнергию. Здесь для латания наиболее явных дыр анонсирована новая программа поддержки государством через Фонд содействия реформированию ЖКХ. Речь идет о модернизации систем тепло- и водоснабжения населенных пунктов с численностью населения не более 500 000 человек. На модернизацию планируется направить 13,2 млрд рублей. финансирование будет осуществляться по схеме: 60% за счет средств бюджета, 20% через Фонд будут привлекать муниципалитеты и 20% - частные инвесторы. В совокупности в рамках этой программы планируется потратить  порядка 26 млрд рублей бюджетных, фондовых и частных инвестиций. Этот инструмент нам надо развивать.
В сетевом вопросе необходимо, как мне видится, идти по тому же пути, по которому мы идем в электросетевой составляющей – по консолидации теплосетевых активов. На сегодняшний день сетевой теплоснабжающей организацией может быть любой, кто владеет участком трубы. Наши коллеги уже внесли законопроект по критериям отнесения к теплоснабжающей сетевой организации. По-моему, его уже в первом чтении приняли. Надо ускорить этот процесс. Регулирование у нас пока что идет каждый год и количество регулируемых компаний – почти 70 000 по стране, - при такой лоскутной системе теплосети мы будем вечно сталкиваться с проблемами, с которыми мы сталкиваемся в Санкт-Петербурге, в Самаре и других городах. В действующем федеральном законодательстве понятие теплосетевой организации крайне размыто. Надо это менять. Зачастую, ситуации аварийности происходят не только с формальными компаниями. Надо очистить рынок от формальных компаний, которые не имеют возможности для оперативной ликвидации возможных аварийных ситуаций и текущего поддержания сетей в более-менее надежном состоянии. Пример февральской компании в Черногорске показывает, что даже у вроде бы «не бумажной» компании «Хак-ТЭК» просто не оказалось необходимого диагностического оборудования, спецтехники, труб и финансов на приобретение труб на замену участка. Не было квалифицированного персонала, и ликвидация шла за счет действий «СГК». Надо задуматься о том, что хватит играть в рынок на этом монопольном виде деятельности. Любой транспорт относится у нас к монопольным видам деятельности. Даже  в той реформе, которую предлагает нам ФАС – оставить только 8 видов монопольной деятельности, - это сплошной транспорт. У нас картина по владению и распоряжению сетями должна складываться более грамотно.
Приход инвестиций в отрасль – это не гарантия ее совокупного обновления и повышения показателей качества. Чтобы модернизация могла окупиться, необходимо предпринять 3 последовательных шага: модернизация тепловых сетей, учет потребления тепла и установка ИТП, где это возможно.
Мы приняли закон, который обязует электросбытовые и электросетевые организации с 2020 года переходить на обязательную постановку. Мы погрузили это в тариф интеллектуальных приборов учета.  В тепле это гораздо более сложный вопрос, и это гораздо дороже и сложнее. В многоквартирных домах нельзя менять по квартирам. Нам надо всю системы выстраивать сразу. Но отказываться от этого не стоит, потому что учет тепла должен существовать. Мы сейчас приняли решение перенести вопрос по установке приборов учета по газу на неопределенный срок, потому что таких средств просто нет. но по теплу это можно и нужно рассматривать. По ИТП, у нас предусмотрена обязательная установка ИТП. Но ИТП позволяет минимизировать температурные скачки, тем самым, продлить жизнь трубопроводов, а так же положительно влияет на процент потери в сетях. С ИТП можно гибко управлять подачей тепла в здание, температура подходящей к дому сети постоянная, и потребитель может с нее снять столько тепла, сколько ему необходимо для обогрева и горячего водоснабжения.
На этом свой доклад считаю законченным.

С.Я. ЕСЯКОВ

Спасибо. Валентин Ефимович, прокомментируйте, пожалуйста.

В.Е. МЕЖЕВИЧ
Я помню, когда первый вариант реформы электроэнергетики был предъявлен экспертному сообществу для обсуждения, там про теплоэлектроцентрали,  том варианте ФЗ №35, который окормлял эту реформу, не было ни слова. Я задал вопрос одному из топ-менеджеров РАО «ЕЭС России», с которым был контакт, - В. Завадникову, который был тогда одним из ведущих эту реформу: «Валя, а что будет? С ТЭЦ-то как?». Это было начало 90-х.  Он ответил: «ТЭЦ – это тепло. Это губернаторов дело. Пусть губернаторы этим занимаются». А вы историю с губернаторами помните, когда они пытались защитить и население, и все. И потом попытка исправить внесенный федеральный закон различными поправками, касающимися теплоэлектроцентралей, конечно, это не исправила.
Первая теплоэлектроцентраль проектировалась при промышленном развитии России. 80% из них принадлежали к тому или иному производству. Всегда был вариант при проектировании энергоснабжения этого промышленного производства и населенного пункта, который находился рядом: энергия поставлялась извне, плюс котельная для производства тепла, либо теплоэлектроцентраль (т.н. замещающая котельная). Современная альткотельная – это некая замена той самой замещающей котельной. По мере строительства комбината ТЭЦ передавался в ведение Минэнерго.
Наверное, отправлять их на оптовый рынок было ошибкой. После этого стало не понятно, как разделять затраты между теплом и электроэнергией. Дали волю. Пример: крупная ТЭЦ в 600 мВт была построена для теплоснабжения нефтеперерабатывающего комбината и для теплоснабжения города в 250 000 населения. В перестройку губернатор, пытаясь защитить население, всячески тормозил повышение стоимости тепловой энергии для отопления, перекладывал внутри тепла затраты на тепло для нефтеперерабатывающего завода. Нефтяники терпели, а потом построили свои котельные, которые работали на мазуте. У ТЭЦ не были иного выхода, кроме как резко поднять стоимость тепла для населения и часть из затрат перебрасывать на электроэнергию, которая отправлялась на рынок. В результате электроэнергия стала неконкурентной, население получило свое повышение стоимости тепла. Спросил нефтяников, куда они относят стоимость этого мазута, который могли бы продать на рынке, относите? А они ее по внутренним, по учетным ценам. Учетная цена – это рубль за тонну, чтобы понять, сколько сожгли внутри для производства пара. А разницу куда? А разницу в стоимость бензина. Вот так, называется, отрегулировали: получили повышение стоимости тепла для населения, электроэнергии и бензина. Когда мы так себя ведем, не обращая внимания на суммарный эффект, везде получаем то же самое. Сейчас мы с вами наблюдаем картину, не решаясь вернуть ТЭЦ на их прежнее место – место источника тепловой и электрической энергии, находящейся рядом с потребителем, - запуская их энергию через оптовый рынок, со всеми надбавками за транспорт, которого по факту нет, плюс, добавляя туда вопросы бюджетного регулирования. Ну что такое необходимая мера – развитие электроэнергетики Дальнего Востока? Затраты  пришли на первую ценовую зону, добавили. Они попали и на ТЭЦ, в том числе. Пошел разговор о том, что эту генерацию надо выводить, что она неэффективна, давайте ее будем останавливать. И это каждый раз это будет требовать выполнения специального проекта. ТЭЦ ушла, ее закрыли – нужно очищать территорию. Это обязанность организации, которой ТЭЦ принадлежала. Это не маленькая затрата. Второе – заместить теплом (это обязанность местной власти) строительством замещающей котельной. Третье – во что обойдется развитие электросетевого хозяйства, чтобы доставить туда ту электроэнергию, которая потреблялась в этой точке? Мы с вами еще забываем, что, если во внимание принимать распределенную генерацию, одну из самых распространенных крупных производителей электрической энергии, то при каких-либо происшествиях, связанных с природными или техническими катаклизмами, когда электроснабжение нарушается в этой зоне, то теплоэлектроцентрали, как правило, являются теми источниками, которые остаются в работе с потреблением на собственные нужды и с теми потребителями, которые к ним подключены, и от них начинается восстанавливаться электроснабжение. Если мы сейчас будем продолжать загонять эту болезнь в угол, то получим эффекты, с которыми потом долго будем бороться.
Алексей сказал, что наконец-то разрешили теплоэлектроцентралям работать по прямым договорам, не регулируя тепло со своими потребителями. Да мы лет на 15 минимум с этим законом опоздали! К вопросу о роли ТЭЦ, особенно для России, это объект, который мы везде продекларировали, что мы за комбинированную выработку электрической энергии и тепла, как наиболее экономичного способа производства тепловой и электрической энергии одновременно с точки зрения использования топлива. Давайте его будем реализовывать на деле. Котельнизация продолжается, но мы очень много потеряли.
Когда готовился закон о теплоснабжении, был заложен один принцип. Мы часто ложно понимаем конкуренцию. Нет среди теплосетевых организаций конкуренции. Говорили, что в теплоснабжении конкуренция должна быть одна – конкуренция проектов. Когда проект, как наиболее эффективный, принят, он должен быть реализован. От него не надо отступать. Как может конкурировать тепловая сеть? Параллельно проложенная что ли? Я допускаю, что в процессе принятия решений при теплоснабжении многоквартирных домов, крупных городов с плотной застройкой может быть конкуренция между электроснабжением и централизованным теплоснабжением. Но я не понимаю конкуренцию поквартирного отопления с централизованным отоплением, если это не электроэнергия, а на газе. Это, конечно, возможно. Но как только я узнаю, что кто-то в моем доме перешел на поквартирное газовое отопление, я буду продавать квартиру и уезжать – я не хочу жить в заминированном доме. Мы мало что ли взрываемся? Сколько можно продолжать? Это первое. Второе: мы начинаем сравнивать деньги за отопление и не понимаем, что мы потеряем на экологии. У нас сегодня самый главный загрязнитель – автомобильный транспорт в городах, потому что распределенный выброс невозможно посчитать. Можно только померить, насколько тут воздух загрязнен. На крупных тепловых источниках всегда есть возможность технологически правильно выстроить процесс, отконтролировать, очистить выбросы, принять технические меры, позволяющие распределить это на максимальную площадь. Если в каждой квартире будет труба от сжигания газа в форточке, мы добавим к автомобильным еще выбросы, которые не контролируются. Этим не надо заниматься вообще. Для неплотной застройки, может быть: если рискуешь, то только своей семьей, но не своими соседями. Когда говорим о том, что мы поднимаем ЕТО – она так и была задумана, что кто-то один в населенном пункте должен отвечать за весь процесс перед властью и населением. Слава богу, что сейчас к этому приходим. Но то, что продолжаем выпускать подзаконные акты к закону, который действует уже несколько лет – это даже странно. Они должны были быть написаны и действовать уже давно. Спасибо.

А.П. ЕПИШОВ
Уважаемые коллеги, Валерий Сергеевич Селезнев должен присутствовать на мероприятии в Государственной Думе, и я, по поручению оргкомитета вручаю ему диплом за многолетнюю поддержку и активное участие в работе форума.
Уважаемые коллеги, я так же хочу поблагодарить Сергея Яковлевича Есякова, первого заместителя председателя комитета Государственной Думы по энергетике и вручить ему диплом за активную работу на форуме. Он, на протяжении многих лет помогает нам на Форуме.

В.Е. МЕЖЕВИЧ
 Уважаемые коллеги, давайте продолжим. Хочу предоставить слово Антюхову Александру Анатольевичу, заместителю начальника Управления государственного энергетического надзора Ростехнадзора.

А.А. АНТЮХОВ
Спасибо. Уважаемые коллеги, добрый день. Сегодня прозвучала тема о том, что количество аварийных ситуаций при теплоснабжении не всегда соответствует фактическому состоянию дел. Мы знаем о том, что собственник, в случае, если вдруг произошла аварийная ситуация, которая попадает под расследование Комиссии Ростехнадзора, должен незамедлительно сообщать об этом в территориальные органы Ростехнадзора. Мы, как центральный аппарат, собираем и обобщаем сведения и представляем в Правительство. Эти сведения мы предоставляем ежемесячно, не только по аварийным ситуациям, но и по работе, которая нами проводится с точки зрения контроля прохождения ОЗП предприятиями ЖКХ. В случае, если произошла аварийная ситуация, которая попадает под расследование Комиссии именно собственника, через 8 часов мы ожидаем оперативную информацию, обобщаем и представляем.
На этой неделе мы общались с помощником заместителя Председателя Правительства В.Л. Мутко, и он тоже обратил внимание на несоответствие этих данных. Вчера пришло поручение  - в связи с большим количество аварийный ситуаций при теплоснабжении заместитель Председатель Правительства РФ В.Л. Мутко поручил Минстрою РФ направлять в Ростехнадзор оперативную информацию о ЧС на объектах ЖКХ для своевременного принятия решения о необходимости проведения расследования комиссиями Ростехнадзора.
Понятно, что выполнение мероприятий по результатам работы комиссий положительно повлияет на надежность и безопасность теплоснабжения, позволит сократить перебои тепла на нужды населения и социальную сферу.
На сегодняшний день Ростехнадзор контролирует прохождение отопительного периода в соответствии с протокольным решением заседания Правительства РФ. Результаты мы представляем в Правительство. Подробно я не буду озвучивать промежуточные результаты. Более подробно мы об этом поговорим 19 апреля на Всероссийском совещании. Сегодня я бы хотел обратить внимание на еще один момент, который, в т.ч., обсуждался и на площадке Минстроя. Это оценка готовности муниципальных образований.  ФЗ №190 передал нам эти полномочия. Ежегодно мы оцениваем готовность муниципальных образований к прохождению отопительного периода.  Большинство случаев, когда у нас нет оснований выдавать паспорта готовности муниципальным образованиям – это состояние теплоснабжающих и теплосетевых организаций. Муниципальные образования создают свою комиссию, заходят на теплоснабжающие предприятия и оценивают их состояние. К сожалению, не всегда эти комиссии привлекают Ростехнадзор, хотя у нас и в законодательстве написано о такой возможности, пригласить нашего представителя к работе в комиссии. Вероятно, не приглашают, потому что после того, как представители Ростехнадзора поработают на этих предприятиях, становится ясно, что их состояние оставляет желать лучшего, а выявленные нарушения как раз являются причиной неполучения паспортов готовности. По поручению Правительства мы не только контролируем ход прохождения, но и подготовку к осенне-зимнему периоду. На сегодняшний день результаты контроля хода подготовки к отопительному периоду берем за основу перед тем как проверить муниципальное образование. Это нам помогаем. Предписания, которые мы выдаем по результатам проверки этих предприятий, мы контролируем их выполнение. Если они выполнены, то вероятность получения паспорта готовности повышается у муниципального образования. Это актуальная для нас на сегодня тема.
С учетом полученного нами поручения, я думаю, по аварийным ситуациям мы наладим работу, и реальное количество аварийных ситуаций будет актуализировано и представлено в Правительство.
На сегодняшний день в Ростехнадзоре несколько поменялся подход по планированию проверок субъектов электроэнергетики, предприятий ЖКХ. При планировании мы применяем риск-ориентированный подход, который позволит оптимизировать наши проверки, сократить их количество.
По проведению плановых проверок субъектов электроэнергетики, в т.ч., теплоснабжающих и теплосетевых организаций, в зависимости от присвоенной их деятельности определенной категории риска, проверки осуществляются со следующей периодичностью: категория высокого риска – 1 раз в 3 года; категория значительного риска – 1 раз в 4 года; категория среднего риска – не чаще 1 раза в 5 лет; категория умеренного риска – не чаще 1 раза в 6 лет. Плановые проверки организаций, деятельность которых отнесена к категории низкого риска, вообще не планируются.
Новый формат организации проверок выводит из-под плановой проверки более 600 000 поднадзорных объектов.
В 2018 году мы начали работу по применению проверочных листов, т.е. списков контрольных вопросов – проверили порядка  5 крупных генерирующих, сетевых компаний. В соответствии с этими проверочными листами было выявлено более 30 000 нарушений. Количество обязательных требований в проверочных листах прописано – это 1736, из них тепловых электростанций - 476, объектов теплоснабжения - 303, подстанций и электросетей - 311, субъекты АДО – 100, потребители электроэнергии – 364, гидротехнические сооружения – 182 пункта требований.
Несколько поменялся формат по результатам. В связи с новым форматом проверок мы итоги подводим на площадке Ростехнадзора, приглашаем туда представителей руководства крупных холдингов. Председатель Комиссии Ростехнадзора докладывает руководству о результатах, и дальше идет достаточно активный диалог между бизнесом и федеральными органами. Мы внимательно прислушиваемся к пожеланиям поднадзорных организаций, учитываем их пожелания. Мы уже начали работу по актуализации этих проверочных листов с учетом мнения наших коллег, поднадзорных организаций.

В.Е. МЕЖЕВИЧ 
Безусловно, роль Ростехнадзора в контроле за подготовкой к зиме очень велика. Мы здесь с Николаем Дмитриевичем обменялись мнениями, поскольку сталкивались с тем, что если в каком-то из муниципальных образований что-то замерзает, чтобы привести котельную в порядок, Ростехнадзор выкатывает огромный перечень того, что нужно сделать для получения разрешения на работу котельной. Ваша позиция, что надо постепенно это подбирать. Хотя, когда реформировалось Минэнерго, мы надеялись, что раз это Министерство топлива, котельные перейдут под кураторство Минэнерго. Ну, так не состоялось, увы.
Хочу предоставить слово Коротченко Василию Викторовичу, начальнику Департамента анализа и сопровождения смежных рынков Ассоциации «НП Совет рынка».

В.В. КОРОТЧЕНКО
Здравствуйте, уважаемые коллеги. Вы прекрасно знаете, что вклад тепловой генерации в общую структуру оптового рынка – это основной костяк всей генерации как в первой, так и во второй ценовой зоне. Есть договоры, по которым тепловая генерация продает свою мощность на оптовом рынке по классическим договорам – это договоры КОМ. Есть договоры поставки мощности в вынужденном режиме, как по электрической энергии, так и по теплу. Сейчас результаты конкурентного отбора таковы, что эти объемы из года в год сокращаются и такой проблемы с вынужденной генерацией в ближайшем будущем не будет.
Мы являемся участниками Комиссии по рассмотрению схем Минэнерго, и два года назад столкнулись с основной проблемой: при формировании тепловых балансов в той или иной схеме теплоснабжения крупного города результаты конкурентного отбора и того, как станция будет  работать на оптовом рынке в ближайшие 3-5 лет, изначально вообще не учитывались. Мы, видя, что станция через 3 года на КОМ заявку не подает и планирует вывести из эксплуатации в схеме теплоснабжения, видим, что она еще 15 лет продолжает спокойно функционировать. Сейчас ситуация постепенно меняется в лучшую сторону. Но такая проблема была нами поднята. Понятно, что без экономической составляющей, без основных средств на существование, мощность в совокупном платеже составляет от 40 до 60% для тех или иных видов генерации, то без оплаты мощности с оптового рынка функционирование той или иной тепловой электростанции проблематично и даже невозможно.
В 2017-2018 гг. мы видим, что количество рассмотренных схем теплоснабжения увеличилось. Все эти изменения, которые внесло Минэнерго в Постановление №154, в том числе направлены на синхронизацию схем теплоснабжения с основными схемами развития города (водо и электроснабжение). В этом отношении мы проблему частично решили. Если по 2017 году у нас было рассмотрено 20 схем теплоснабжения из 39, то в 2018 нам удалось 39 схем теплоснабжения рассмотреть. Все идет к тому, что они приобретают вид, в котором можно работать. В этом отношении положительный сдвиг есть.
По самой новой целевой модели оптового рынка, на схеме обозначены потенциальные города, планирующие участие в новой модели. На сегодняшний день у нас только 2 решения – Рубцовск и Линево. Но в обоих городах нет станций, которые работают на оптовом рынке в режиме когенерации, поэтому говорить о положительном влиянии реформы на оптовый рынок мы пока не можем. Но я знаю, что Барнаул планирует направить документы в ближайшее время. Но что-то мешает развитию, хотя прошло достаточно длительное время и приняты все подзаконные акты и препятствий нет. Однако мы как оптовый рынок влияния не ощущаем.
У нас и в федеральном законе, и в постановлении определения предельного уровня цены обозначены две даты – 1 июля 2020 года и 1 июля 2021 года. Тут хотелось бы понять, может быть, нам не стоит ждать еще один год, а попытаться уже сейчас изменить подходы и каким-то образом провести дополнительную работу, направленную на то, чтобы данная модель нашла свое место в крупных городах, у которых достаточный объем когенерации. Мы тогда уже смогли бы оценить влияние целевой модели на дальнейшее развитие, в т.ч., на оптовом рынке.
Вчера были опубликованы результаты по модернизации. Это новая программа, направленна на обновление основных генерирующих мощностей – т.н. «ДПМ-штрих» или «ДПМ-2». Мы проанализировали состав отобранных проектов. Допустим, по 2022, 2023 и 2024 гг. – она проводилась 3 года. За 2022 год в первой ценовой зоне оборудование, отобранное на ТЭЦ, составляет 6%, во второй зоне – 20%. В 2023 году в первой ценовой зоне – 2%, во второй – 70% отобранного оборудования на ТЭЦ. В 2024 году лучше показатели: первая ценовая зона – 20%, вторая – 66%. Это к вопросу о дополнительных мерах поддержки тепловой генерации на оптовом рынке. Это одни из последних новостей.
У меня все. предлагаю выработать какое-то дальнейшее направление по популяризации модели, чтобы мы могли говорить о ее положительном, либо отрицательном влиянии на тепловые электростанции.
 
В.Е. МЕЖЕВИЧ  
Вы сказали, что вынужденная генерация по теплу с каждым годом все сокращается и сокращается. Те, кто уходит с вынужденного режима, что с ними происходит? Они прекращают свою работу или модернизируются?

А.А. ХРАПКОВ
Тоже хотел задать такой же вопрос. У вас был такой анализ качественный. У нас пик вывода с вами стоял 20 гВт, подавляющие из них – теплоцентрали. Этот пик был, по-моему, в 2015 году. Был комплекс мероприятий, направленных на исправление этой ситуации. Одно дело – спасать ситуацию, другое – разрабатывать стратегические решения. Ведь спасли в какой-то части эту ситуацию. Большинство из них осталось на опте. За счет чего они смогли обратно вернуться в конкурентный рынок?

В.В. КОРОТЧЕНКО

Я сейчас объясню. Здесь несколько ситуаций, по которым та или иная вынужденная генерация продолжает работать на оптовом рынке. Первая составляющая – это «вынужденная» не потому, что она очень старая, а потому что не хватает денег с оптового рынка и она не может функционировать по ценам, которые складываются по итогам конкурентного отбора. В силу того, что цена конкурентного отбора изменяется, т.е. растет, у данных станций на перспективе 2021-2022 гг., они уже понимают, что цены конкурентного отбора им будет достаточно для функционирования. Они уже на эти года не заявляются на вынужденный режим. Это первая ситуация. Вторая ситуация, когда есть оборудование, которое реально выводится. Некоторые даже физически оборудование демонтируют, но некоторые переводят его в длительную консервацию. По нашим правилам консервация свыше 1 года – это вывод из эксплуатации. Третья – когда они продолжают функционировать как вынужденная, поскольку разница между ценой КОМ и между тарифом, который устанавливает ФАС для них, как для вынужденной генерации, для них не существенная. Здесь при рассмотрении заявлений и при оценке последствий для всех потребителей (а по теплу вынужденная генерация оплачивается только потребителями, находящимися только в одном субъекте РФ), анализирую затраты, связанные с поддержанием этой генерации и различные замещающие мероприятия - это делам мы, у нас есть рабочая группа при ассоциации и по разработанной нами методике оценки. Мы определяем, сколько стоит поддержание данной вынужденной генерации в течение рассматриваемого периода, сколько стоит замещающее мероприятие, и даем решение или рекомендации по ее дальнейшему функционированию. То есть, есть такие генерации, которые дешевле оставить в работе и продолжать оплачивать по тарифу, чуть выше, чем цена КОМ, поскольку замещающие мероприятия получаются дороже.

А.А. ХРАПКОВ
Но одним из элементов спасения ситуации был же перенос платежа по теплу на региональный уровень, т.е. разгрузка ценовой зоны. Это привело к тому, что стали задумываться и повышать загрузку по теплу, повышая эффективность станций. Такие сюжеты то же есть. Мы с вами по схемам это видим. Например, в Перми мы с вами закрыли 2 водогрейных котельных на 300 и 400 мВт и передали нагрузку на ТЭЦ.

В.В. КОРОТЧЕНКО
Да, мы видим по схемам, что крупные котельные переводятся в пиковые режимы, а основную нагрузку несут ТЭЦ…

А.А. ХРАПКОВ
Вот Андрей Сергеевич рядом – по Питеру тоже дозагрузили ТЭЦ через схему теплоснабжения. Вектор правильный, я об этом. Вы видите этот сюжет.

В.В. КОРОТЧЕНКО
Мы видим, да. Но и видим, что станции в обозримом будущем – 5-10 лет, - что у них загрузка увеличивается за счет именно перераспределения. Это заметно и это положительно. Плюс еще загрузку видим не только между котельными и электростанциями, а между старыми электростанциями и более современными. Там есть определенные проблемы, связанные с тем, что река протекает по середине города. Такие моменты есть. Спасибо большое.

В.Е. МЕЖЕВИЧ 
Давайте предоставим слово Бондарчуку Андрею Сергеевичу, председателю Комитета по энергетике и инженерному обеспечению Санкт-Петербурга по вопросу о предложениях по вопросу перевода систем теплоснабжения на закрытую схему ГВС.

А.С. БОНДАРЧУК
Количество дефектов достаточно большое. Есть ряд вопросов, которые в практической площади не решаются. Например, абсолютное количество технологических нарушений (не аварий – мы такое слово не используем), превышает 8 000 единиц по году, т.е. каждый день примерно по два десятка случается тех или иных нарушений. Это то, в чем мы живем. Основную лепту вносит АО «Теплосеть». Это компания, в которой 75% принадлежит ПАО «ТГК-1», опосредовано «Газпром», и 25% - город.
На сегодняшний день на территории действуют 140 теплоснабжающих организаций. При этом, под регулирование попадет чуть более 60. Остальные выведены из-под регулирования и находятся на договорных отношениях.  818 систем теплоснабжения и 86% отпуска тепловой энергии приходится на 3 крупнейших теплоснабжающих организации. Таким образом, управляемость существует в городе с точки зрения реагирования на те или иные внештатные ситуации.
Понятно, что в Санкт-Петербурге исторически сложилась открытая схема горячего водоснабжения с централизованным приготовлением горячей воды на ТЭЦ и котельных, от которых снабжается около 90% потребителей. Стоит заметить, что в Санкт-Петербурге заполнение и подпитка системы теплоснабжения осуществляется водой питьевого качества, по крайней мере, на ТЭЦ. 98% воды – это невская воды, она мягкая, с малым солесодержанием и высокой коррозийной активностью из-за наличия в ней углекислоты и кислорода. Поэтому, данная схема была принята за основу. Учитывая требования законодательства, с 1 января 2013 года в Санкт-Петербурге не заключаются договоры по подключению к системам отопления по открытой схеме ГВС. Таким образом, ежегодный ввод 3-3,5 млн квадратных метров вводится по закрытой схеме теплоснабжения.
Из 24 000 многоквартирных домов 17 000 снабжаются по открытой схеме теплоснабжения.
По закону с первого января 2022 года использование централизованных открытых систем водоснабжения для нужд ГВС, осуществляемое путем отбора теплоносителя на нужды ГВС не допускается. Требования закона определены, однако я обозначил тот масштаб, который на сегодняшний день существует для Санкт-Петербурга. Также, стоит отметить норму ФЗ №416, в котором сказано, что затраты на перевод абонентов на закрытую схему ГВС учитываются в составе тарифов в сфере теплоснабжения. Это к тем тезисам про инфляцию плюс небольшой индекс.
Безусловно, целью данных мероприятий является улучшение качества горячей воды. Однако есть такая неопределённость, потому что качество существующей на сегодняшний день системы соответствует требованиям СанПиНа, т.е. контролируется, мониторится, жалобы рассматриваются уполномоченными органами. При необходимости выносятся технические решения.
Качество самой воды имеет несколько уровней контроля. Крупнейшим поставщиком воды является «Водоканал» - 98% поставки холодной воды. Проводятся необходимые пробы. Более 100 000 определений проб воды в год проводится по различным направлениям.
С 2007 года в «Водоканале» действует двухступенчатая технология комплексного обеззараживания питьевой воды с использованием гипохлорита натрия, т.е. уход от жидкого хлора, и ультрафиолет на всех станциях. Так же введена уникальная система биомониторинга качества воды, принцип которой основан на диагностике функционального состояния речных раков и рыб – живые индикатор качества воды, которые идут от водопроводных насосных станций.
Значительны объемы работ и необходимых инвестиций в связи с переходом на закрытую схему ГВС. Необходима установка более 50 000 насосов, 40 000 теплообменного оборудования, автоматика. Речь идет об установках АИТП. Однако мы видим, что общая величина затрат, которая приведена по мероприятиям на источниках, установка АИТП и реконструкция внутриквартальных сетей составляет по нашей оценке порядка 76 млрд рублей. Кроме того, там есть еще дополнительные мероприятия. То есть сумма превышает 100 млрд рублей по нашим прикидкам. Значительная часть затрат относится к модернизации внутридомового оборудования (установка АИТП и замена внутренних сетей). Учитывая, что переход на закрытую схему, безусловно, требует замену стальных труд, и на текущий момент вход в дом ограничен собранием собственников, могу сказать, что в рамках деятельности Фонда капитального ремонта, который функционирует на протяжении ряда лет, в год модернизируется в Питере порядка 250 домов. При этом ИТП в прошлом году было установлено только 20 штук - никчемное количество.
Предлагается в целях эффективного использования ограниченного финансового ресурса, а в Питере в конце прошлого года был осуществлен переход на физический метод по ТГК-1, что дало дополнительный прирост тарифов на тепловую энергию и нагрузку на бюджет 3 млрд рублей по году (я говорю о межтарифной разнице по населению), а так же в целях недопущения резкого повышения тарифов подготовлены предложения по внесению изменений в ФЗ№190, который предусматривает прекращение использования централизованных открытых систем теплоснабжения (ГВС) при наличии экономической эффективности реализации мероприятий по переводу на иные системы горячего водоснабжения, с учетом предельного роста тарифов и платы граждан за коммунальные услуги. Все-таки, мы не должны забывать о том, что мы ограничены платой граждан. В Питере на текущий момент вилка между экономически обоснованным тарифом и платой граждан, которая компенсируется из бюджета, составляет 14 млрд рублей. По сути, у нас население платит порядка 75% от экономически обоснованного тарифа. Четверть мы компенсируем из бюджета.
Второе условие предлагается для случая, когда есть неудовлетворительное качество горячей воды, что, по нашему мнению, является основной цель реализации закона о теплоснабжении.
Данное предложение мы озвучивали на секции по законодательному регулированию коммунального теплоснабжения экспертного совета при Комитете Госдумы по энергетике и было поручение подготовить проект федерального закона и представить его на секцию. Спасибо.

В.Е. МЕЖЕВИЧ 

Большое спасибо за доклад. Слово предоставляется Жданову Максиму Владимировичу, начальнику Управления реформы рынков ПАО «Т Плюс».

М.В. ЖДАНОВ
Спасибо за предоставленную возможность выступить. В июле 2017 года были приняты изменения в федеральный закон № 190 об альткотельной. В ноябре 2017 года распоряжением Правительства была утверждена дорожная карта, предусматривающая большой набор подзаконных актов. По состоянию на апрель 2019 года из 32 актов (и правительственные, и ведомственные) принято 19. Хотя сегодня услышал актуальную цифру 21. Тем не менее, нормативная база еще формируется. Это наносит определенные ограничения на работу органов региональной власти. Не приняты правила организации теплоснабжения, правила предоставления коммунальных услуг и правила заключения договоров. Это ключевые документы. Поэтому, органы власти смотрят на закон как на неполную нормативную базу, с опаской. При этом, утвержденные схемы теплоснабжения позволяют осуществить переход в ценовые зоны и благоволят.
Мы перечислили на слайде 8 городов, у которых мы видим большие возможности по оптимизации источников теплоснабжения, топологии сети и повышения качества надежности теплоснабжения потребителей.
В рамках обсуждения с региональными властями созданы рабочие группы, в которых выявляются наиболее проблемные точки в системе централизованного теплоснабжения и именно на них будут направлены первые усилия по переходу на альткотельную.
Главная проблема на сегодняшний день – недостаточные темпы реновации тепловой сети. Анализ показал, что порядка 70% тепловой сети компании «Т Плюс» эксплуатируется сверх проектного срока, т.е. за сроком 25 лет эксплуатации. Решение регуляторов предусматривают инвестиционные средства, которые позволяют обновлять порядка 1% тепловой сети в год. При таком сценарии деградации сети только усилится. Чтобы исключить в системе сеть старше 25 лет необходимо, по нашей оценке, перекладывать 8% в год на протяжении 10 лет. Мы оценили средства, необходимые для этого – 0,7 трлн рублей за 10 лет.
Для нас очевидна неизбежность масштабных инвестиций в тепловую сеть, поэтому форма для нас перестает иметь значение. Либо это инвестиции, осуществляемые на основе рыночных механизмов с использованием закона о теплоснабжении, либо прямое государственное финансирование, аналогичное тому, какое мы видим сейчас в электроэнергетике (ДПМ-1 или ДПМ-2).
Спасибо.

В.Е. МЕЖЕВИЧ 
Вы сказали, что большинству сетей в разных городах больше 25 лет. Наверное, в разных городах и условия эксплуатации сетей разные: сухие грунты и т.д. Что вы предпринимаете, чтобы продлить жизнь сетей?

М.В. ЖДАНОВ

Одно из наших предложений – отказ от гидравлических испытаний, когда мы добровольно разрываем сеть.  Это позволит отчасти решить проблему. Есть более современные и безболезненные способы обследования сети. Это первое. Второе – перекладка сети. Мы выявляем наиболее проблемные участки и в первую очередь меняем их.

В.Е. МЕЖЕВИЧ
 
А как Ростехнадзор  относится к вашему предложению не проводить гидравлические испытания?

А.А. АНТЮХОВ

Тут уже сказали о том, что есть достаточно много методов определения состояния трубопроводов тепловых сетей. Вместе с тем, мы говорим о том, что большинство тепловых сетей попадают под требования промышленной безопасности. Законодательство промышленной безопасности однозначно говорит о необходимости промбезопасности участка, выявить наиболее сложные участки. К сожалению, в большинстве своем трубопроводы тепловых сетей имеют подземную прокладку. Чтобы провести качественное диагностирование, необходимо шурфить. Кто разрешит шурфить? Эти проблемы, конечно, есть. То, что необходимо предъявлять требования промышленной безопасности… Гидроиспытания – это отдельная история. Мы говорим о необходимости выполнять требования промышленной безопасности при эксплуатации трубопроводов, которые попадают под наше ФНП. Поэтому, для экспертизы привлекаем специализированную организацию, проводим экспертизу наиболее сложных участков, которые, понятно, эксплуатируются в неблагоприятных условиях.

А.А. ХРАПКОВ

Вопрос о том, делать гидравлические температурные испытания или нет, - мы его рассматриваем раз в 2 года вместе с Ростехнадзором, с коллегами, экспертами. Понятно, тут две дилеммы. Первая – насколько эффективны альтернативные методы неразрушающего контроля. Мы можем смотреть только трубы большого диаметра, т.к. в трубы с малым диаметром ни один внутритрубный вездеход не залезет. А они чаще всего идут по третьему классу опасности, в полном объеме попадающему под ФНП. Это нетривиальная в этом смысле история.
Вторая история - в ней самым активным инициатором которой выступает «Т Плюс». Давайте вспомним историю Ижевска. Вы же осознанно пошли на повышенную интенсивность гидравлических испытаний после той чрезвычайной ситуации, в которой город оказался. Вы иного механизма не смогли найти для решения того вызовы. В этом смысле предлагать отказаться от этого – здесь надо быть очень внимательными. Министерство энергетики сейчас готовит к выпуску новый приказ по правилам технической эксплуатации объектов теплоснабжения, в обсуждении которого принимало участие большое экспертное сообщество. Он прошел все согласования в экспертном и научном сообществе, дважды проходил общественное обсуждение. Мы пока не решились оттуда убрать гидравлические температурные испытания. Потому что пока нет четкой однозначной альтернативной истории. Мы готовы рассмотреть этот вопрос по согласованию с Ростехнадзором, если такая методология будет адаптирована. В первый раз на моей памяти мы ее рассмотрели в 2013 году на примере теплосети Санкт-Петербурга, когда к нам приезжали коллеги, и мы делали расширенные обсуждения. Какое у вас распространение этой истории? Она развивается? Тогда вам Ростехнадзор дал добро на неразрушающие методы контроля.


А.С. БОНДАРЧУК
У меня есть цифры. Я их недавно озвучил. Вы абсолютно правы, что вспомнили про роботов. В прошлом году путем внутритрубной диагностики они диагностировали 7,5 км. В основном, это магистрали крупного диаметром от 700 до 1000 с лишним. Комитет по тарифам категорически не принимает эти расходы как экономически обоснованные. Потому что нет требований. Это достаточно дорогое удовольствие. Мы не доказали. В этом и проблема.

В.Е. МЕЖЕВИЧ 
Что-то есть в отказе от гидравлических испытаний. Вспомнил историю из своей молодости. Паровой котел – 420 тонн в час, водяной экономайзер был угроблен стояночной коррозией и неудовлетворительной эксплуатацией. Что с ним делать? Растопишь – через 3 дня остановка по поводу свища водяного экономайзера. И так каждые три дня. Решили летом, раз денег на замену экономайзера не дают, от гидра на 400 атмосфер. Отглушили водяной экономайзер, все устройства нашли, которые позволили достичь этого давления, отгидравили. Ну, порвали 3-4 змеевика, все заменили, растопили котел. Через три дня – остановка, свищ водяного экономайзера. То есть это не всегда приводит к такому результату, который хотели бы. Итак, вопрос всегда за технарями, Алексей, ты прав, и за наукой. Если наука предложит какой-то способ диагностирования, который позволит не заниматься насилием над трубой. Потому что есть два вида разрушений: внутри и снаружи. Для Санкт-Петербурга, наверное, наружная коррозия не менее страшна, чем внутренняя.

А.А. ХРАПКОВ
Добавлю еще про науку. У нас, кроме генерирующего теплосетевого хозяйства, есть еще потребители. Прекрасно все знаем, что много случаев – мы на лето сливаем дома, и они сухие стоят, после чего у нас все начинает зарастать, и мы потом мучаемся с теплосъемом, настройкой и т.д. Коллеги в Сколково 3 года назад предложили промывку системы на ходу с помощью разработанной ими технологии и материала, которые позволяли повышать эффективность теплосъема, т.е. промывать систему, чистить в отопительный период без остановки системы.




В.Е. МЕЖЕВИЧ 
Передаю слово Дондуповой Эржене Валерьевне, заместителю генерального директора Ассоциации «ЖКХ и городская среда» с докладом на тему: «Заключение концессионных соглашений в рамках новой модели рынка тепловой энергии».

Э.В. ДОНДУПОВА

Здравствуйте. Заключение концессионных соглашений – относительно новый механизм, который введен в ФЗ №190 и ФЗ №115. Возникает ряд вопросов по заключению таких концессионных соглашений.
В соответствии с ФЗ№190 ч.1 ст.23.3 установлены критерии ценовых зон. До 2018 года действовал критерий по пятидесятипроцентной когенерации. Сейчас, с 1 июня 2018 года он отменен. Главное, что должна быть схема теплоснабжения, подается совместная заявка субъекта и муниципалитета в Минэнерго, и принимает решение об установлении зон Правительство РФ. В ценовых зонах происходит дерегулирование. Регулирование остается в случае концессий и договора аренды (муниципальной и государственной собственности), которые установлены в соответствии с ФЗ №115 и ФЗ №190. Здесь возникают определенные вопросы.
Если рассмотреть положения об установке тарифов концессионеров и арендаторов, то часть 12.2 и 12.4. ст.10 говорит, что тарифы арендаторов государственных муниципальных объектов устанавливаются по правилам, действующим на момент заключения такого договора. По соглашению сторон договора аренды и согласованию с органом регулирования тарифы устанавливаются до конца срока действия договора по актуальному законодательству, т.е. должно быть некое соглашение об изменении. По соглашению сторон концессий и договору аренды, заключенному до установления ценовой зоны, переход на двухставочный тариф на производимую тепловую энергию осуществляется органом регулирования по правилам, действующим на момент соответствующего перехода. После окончания переходного периода в ценовых зонах, по соглашению сторон договора аренды, арендатором производятся и реализуются товары и услуги по ценам,  определенным в соответствии с ФЗ №190, ст. 23.4. Это у нас получается дерегулирование. По концессии, это ФЗ №115 п.44 – там установлено, что тарифы концессионеров устанавливаются по правилам, действующим на момент заключения такого соглашения, и по соглашению сторон концессий и по согласованию органа регулирования установление тарифов осуществляется до конца сроков аренды по актуальному законодательству. То есть, переход на какие-то новые правила – у нас была установлена в ФЗ №115 «дедушкина оговорка»: «переход на новые правила осуществляется только по согласованию с органом регулирования». Возникает вопрос: если у нас концессионное соглашение было заключено до установления ценовой зоны, следует ли нам проходить этот порядок согласования с органом регулирования? Потому что здесь, с одной стороны, есть позиция о том, что вообще не дерегулируется, и орган регулирования может только согласовывать, если изменяются какие-то долгосрочные параметры. В ценовой же зоне, соответственно,  никаких долгосрочных параметров нет. Поэтому, здесь относительно правоприменения возникает большой вопрос. У нас прописаны определенные преференции для ЕТО, закрепленные законодательно: ЕТО имеет преимущественное право на заключение концессионного соглашения на объекты теплоснабжения, находящиеся в зоне действия ЕТО без проведения конкурса. В случае принятия решения о заключении концессионного соглашения орган, уполномоченный на рассмотрение предложения о заключении соглашения, обязан известить ЕТО о намерении заключить концессионное соглашение. То есть, ЕТО может заключить концессию без проведения конкурса, при этом, любая концессия, заключаемая с другим лицом, должна согласовываться с ЕТО. Если ЕТО выступает с частной инициативой, то орган, уполномоченный на рассмотрение предложений на заключение концессионного соглашения, если орган согласен на заключение концессионного соглашения, то предложение по частной инициативе не вывешивается на торгах. Таким образом, в отношении ЕТО у нас возникает два случая. Первый, когда концессия заключена до установления ценовой зоны  («СГК» в Рубцовске). Второй, когда концессия возникает после установления ценовой зоны – тогда с большой вероятностью конфессию заберет ЕТО. В первом случае становится непонятно, должны ли мы согласовывать переход на альтернативную котельную с учетом «дедушкиной оговорки» в рамках ФЗ №115. Еще один вопрос – относительно длительности переходного периода установления ценовой зоны. четких ограничений на переходный период не установлено. Многие теплоснабжающие организации по примеру «СГК» рассматривают такие возможности, и у всех возникают такие вопросы. Очень многие организации заключили концессионные соглашения. Поэтому, я подняла такие вопросы.
Здесь на слайде приведен пример установления ценовой зоны в Рубцовске. Д. Медведев установил распоряжением №1937-р ценовую зону в г. Рубцовске. ЕТО в Рубцовске является ответственная «СГК». До этого «СГК» в Рубцовске заключила концессионное соглашение, и переход на метод альткотельной позволяет вернуть вложенные средства в течение 12 лет. Решением губернатора был утвержден переход между ценой индикативной и тарифом. Там тариф по концессии, без НДС, во второй половине года был 1699. Цена альткотельной, действующая для «СГК» с учетом перехода на нерегулируемую цену составляет 1769 рублей за Гкал без НДС. Установлен постепенный график достижения индикативной цены с определенными коэффициентами. Соответственно, в этой ценовой зоне механизм альтернативной котельной позволяет вернуть вложенные инвестиции и регулировать рост тарифа за счет переходных коэффициентов. Пока что это единственный опыт, но вопросы по правоприменению у теплоснабжающих организаций и органов власти остаются.

  В.Е. МЕЖЕВИЧ 
 Понятно. Спасибо. Александр Иосифович Гольберг, директор ООО «Теплотранссервис».

А.И. ГОЛЬБЕРГ

Добрый день, уважаемые коллеги. Компания «Теплотранссервис» организована в 1998 году. Она входит в структуру компаний «АКТИ». «Теплотранссервис» -это изготовитель и поставщик блочно-модульного оборудования, котельных, водоочистных сооружений, канализационно-очистных сооружений и КНС. Предприятие «Трубоптпласт» - это предприятие по производству полиэтиленовой трубы от 30 дюймов до 500 диаметра. Все оборудование изготавливается на заводе «ЗМС» в Белгороде, использует оборудование ведущей австрийской фирмы и компании «АКТИ-трейд».
«Теплотранссервис» организована в 1998. До 2018 года организована площадка в Краснодаре, затем запущено производство блочно-модульных котельных, оборудования крупноблочного изготовления. В 2016 году освоена производственная база в Туле.  Штаб-квартира компании находится в Москве, производственная площадка и проектный центр – в Краснодаре, а в Туле находится производственная база. Там нами приобретено более 10 лет назад предприятие «Тулатехмаш», на котором проведена глубокая модернизация.
Компания выполняет весь цикл работ, начиная от сбора исходных данных, разработки технологических решений, согласовании его с конечным заказчиком, проведение пилотных испытаний, где это надо, разработка проектно-сметной документации, комплектация объекта, изготовление оборудования, выполнение монтажных работ, пуско-наладочных работ.
Сфера деятельности компании – ЖКХ, энергетика, водоснабжение, химическая промышленность, металлургия, нефтегазовая промышленность. Один из наших крупнейших заказчиков – «Газпром». Компания аттестована и аккредитована более 20 лет в ПАО «Газпром», является одним из его основных поставщиков блочно-модульных котельных отдельно стоящих ВОСов, КОСов.
В этом году в «Газпроме» прошла очередная сертификация, и мы одними из первых получили сертификат «Интергазсерт», без которого компания не допускается даже на тендер.
В связи с программой импортозамещения, начиная с 2017 года, нами начат мелкосерийный выпуск котлов по лицензии итальянской компании «Ивар».
Один из объектов, которым мы очень гордимся – это реконструкция Астраханского газоперерабатывающего завода. Это крупнейший завод в Европе. Там одновременно шло 3 проекта: строительство котельной мощностью 176 тонн пара в час, установка обратного осмоса на 500 кубов и очистка конденсата на 300 кубов. По всем трем объектам мы формировали ТЗ, разрабатывали проекты, защищали их, комплектовали, изготавливали оборудование, монтировали и пускали. Сроки были сжатые: в мае был заключен договор, а к концу декабря было необходимо, чтобы стояло здание и оборудование. Поэтому, сначала шел монтаж и велись трубопроводы, а потом под них устанавливалось оборудование. Причем, котлы весом 100 тонн привозились уже полностью собранными, и ставились на рельсы, после чего в течение 2-3 часов ставились на место.
Предприятие имеет собственные складские базы хранения, свой механический участок. Котельные изготавливаются как в цехах, так и на открытых площадках, в зависимости от их мощности.

  В.Е. МЕЖЕВИЧ 
 Спасибо, Александр Иосифович. Видим, что появляются структуры, которые занимаются теплоэнергетикой в том числе, и водоподготовкой.
Передаю слово Семенову Виктору Германовичу, президенту НП «Российское теплоснабжение».

В.Г. СЕМЕНОВ
Спасибо. Более ли менее регулярно собираемся и обсуждаем с профессионалами энергетику и по теплу. В основном, все проходит так: «это плохо, это плохо, и это плохо». Другой перебивает, и говорит: «не так – все намного хуже!». Я думаю, что это во всех областях, кого не возьми. Проанализировав, что говорят, я понял, что проблема только одна – неправильные управленческие решения. А потом мы с ними боремся. Денег в среднем по больнице поступает достаточно, чтобы на все хватило и все нормально давным-давно функционировало. Во всяком случае, тепловые сети у нас реально одни из самых молодых в мире. Если брать разводящие сети, нигде они по 25 лет не лежат,  чаще их меняют. Другой вопрос, как перешел к частнику, ну, и денег стало не хватать, потому что бюджет пропал. Это основная проблема всех концессий и всего остального.
Регулярно в разных видах (альткотельная, РАП и т.д.) предлагается залезть в будущие деньги. Нет, это наши с вами деньги. Мы все платим за то, что по ДПМ построили. Самое выгодное для тех же газовых турбин, которые построены по ДПН – это чтобы они стояли. И они стоят. По всей стране парогазовые блоки, существенная их часть стоит. Потому что плату ты получаешь, а ресурс не тратится. В Новокузнецке был недавно - 72 часа откатали и стоит. В Москве, во Внуково, например, трубы 72 часа откатали и стоят, вообще не работают.
Я с пиететом отношусь к покойному М.А. Лапиру, но когда в Строгино назвали его именем станцию – как-то не хорошо. Стоит же. Второй блок вообще 72 часа обкатал и стоит, ни разу не работал. Такого всякого настроено по стране, и по мелочи полным полно. Поэтому, чтобы понять, что у нас будет после того, как потратили деньги будущих поколений, достаточно поехать в Нижний Новгород, где по инвестиционным программам, с учетом, что потом через тарифы деньги будут возвращаться, понаставили котельных, а когда власть сменилась, пришли другие, когда выплачивать уже надо, а тариф уже далеко за 2000, чтобы выплачивать, и выяснилось, что блочно-модульные котельные, которые нам хвалят, ставят только у нас в России, и больше нигде в мире. Они придуманы финнами для освоения северных месторождений. Ремонт и персонал туда возить дорого, поэтому сделана такая штука, которую, после того, как она отработала 10 лет, можно было выкинуть, и чтобы ее можно было транспортировать по месторождению. А мы сейчас всю страну этими БМК заставили. Чтобы она за 10 лет сгнила, там еще котелок специальный, жаротрубный. Раньше почему-то по 50 лет работали, а эти за 3 года выходят из строя. Этот котел специально сделан так, чтобы его было невозможно ремонтировать. Более идиотскую конструкцию придумать даже трудно. Наставили. Они еще и шумят, потому что труба короткая, газоходы тонкие. Это раньше был кирпич, который не мог шуметь. Люби вешаются. Но есть устранимый шум, а есть неустранимый. Это прямо серьезная проблема в Нижнем Новгороде.
Когда мы как мантру говорим, что нам нужны инвестиции, нужно каждый раз разбираться, нужны ли они действительно. Излишние инвестиции – гигантская проблема, с которой потом никак не справиться. Например, Московская область, Можайск – 30 000 населения. Вложили 1,5 млрд и получили столько проблем, сколько только возможно.
Как разгребать-то? Уровень первый – что касается стыковки всякого разного законодательства. Не успеешь к одному привыкнуть, появляются новые инициативы - давайте перейдем на тарифообразование по эталонам. Я помню, как мы работали по эталонам – я стал директором в 1988 году. по эталонам все делали. Я с нуля предприятие создавал. Есть недостатки, как в любом методе: никакого стимула к совершенствованию, энергоэффективности вообще нет, и говорить, что это спасения для страны не правильно. Сделали попытку сделать отраслевую стратегию, чтобы то, что продвигается министерствами, корреспондировалось  с общим документом о том, как бы мы хотели, чтобы в стране все развивалось по теплу, и этот документ был бы всеми согласован. Он пару лет повисел пилотно.
Тут была очередная комиссия по ЖКХ, которую ведет Мутко, и я написал бумагу, что давайте отраслевые сделаем, потому что тепло не влезает в стратегию ЖКХ. Почти подержали, как ни странно, и в протокол в итоге вошло, что давайте сделаем стратегию ЖКХ с учетом отраслевых стратегий. Сейчас мы с Минстроем работаем по этому поводу. Сделали актуализированную на 2019 год со своими предложениями. Но она мне ужасно не нравится. Давайте сделаем что-то так, чтобы потом не стыдно было. Давайте посмотрим на систему от потребителя. Я все страны объехал, где хоть какое-то тепло есть. Везде оказались излишние трубы и мощности. Давайте спрогнозируем и увяжем 2%. А то у нас что получается? Нам говорят, что концессия – это хорошо. Приходит концессионер, ему там закладывают, вот давай все поменяй и настанет счастливая жизнь. Он поменял, - а потом займемся энергосбережением. И оказывается, что половина того, что построили, не нужна, а это все оплачивается. Стыковка этих двух процессов – штука потрясающая.
Ну и, конечно, это увязка всяких разных ненормальностей, которые появляются с нововведениями. Про пар говорили. Мы сейчас тоже разбираемся с городом в Кемеровской области: завод поставляет пар в теплоснабжающую организацию. Они не коммунальный сектор, а частники. Ну и написали письмо и с 1 января в полтора раза повысили тариф. А у них дальше регулируемый. Что делать? Изгалялись-изгалялись, я сам там ковырялся. Вроде бы 80% идет на коммуналку, вроде можно сохранить. А 20%? Это школы, детские сады и все остальное. А это нерегулируемое у нас как бы. Соответственно, ФАСовское только регулирование. Ну и этих-то на хвосте регулируем и пошло-поехало. Горячей водой, всяким разным - конечно, надо с открытой схемой. Ну, приняли этот закон по воде, надо было его пропихнуть, как-то закрыть  - написали, что на 10 лет, потому что дольше нельзя было. Можно было бы на 40 лет, написали бы на 40 лет. У нас куча городов, где холодная вода хуже, чем горячая. Новокуйбышевск, где всю жизнь добывали нефть, и сейчас из-под города, с воды, начали нефть добывать, потому что водяная линза под городом с нефтью, и ее оказалось из этой воды добыть выгоднее, чем где-то с месторождения качать. Но эта вода идет в краны. А горячая забирается на ТЭЦ, соответственно, она с Волги, дальний водопровод – она получше. Ну и что мы хотим? Недавно был в Кирово-Чепецке. Если мы переведем его на закрытую схему, у нас платежи населения за горячую воду увеличатся в 1,8 раза, потому что тариф на теплоноситель существенно ниже, чем на воду. Ну, и еще несколько факторов там складываются. Поэтому, конечно, не везде надо переводить. Никакого смысла нет.
Часть вторая – то, что касается ТЭЦ. Чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые, я написал Мутко бумагу о том, что пройдет конкурс по модернизации ТЭЦ, и ТЭЦ ничего не получит. И что мы будем с этим делать? Потому что у нас есть крупные и даже очень-очень крупные энергокомпании, которые собираются выводить 2/3 мощностей ТЭЦ, и они их выведут, потому что денег им не дали. 83% мощности получили ГРЭС за 3 года, 17% - ТЭЦ. В европейской части, считай, ничего – ни  одном городе. Как мы придумаем конкурс, как его утвердим, так он и пройдет – это заранее всем понятно было. Я писал, чтобы совесть чиста была. Пример Твери – ее добивают уже лет 20. Денег на модернизацию нет. Ну, закроют ее. Затраты по электрике никто не знает – прикинули, и это примерно половина от стоимости модернизации. Второе – надо замещающие котельные построить. А так как по теплу мощность гораздо больше, чем по электрике, и в сумме затраты на строительство этих котельных больше, чем на модернизацию. Дешевле провести модернизацию, чем закрыть. Но денег на это нет. Нам на этой неделе окончательно ответили, что денег на это нет. Что делать в Твери? Что там будет делать мэр, губернатор? Я не знаю. При этом, идет другой процесс. Было два доклада. Первый был в январе, в Абу-Даби, называется «Новый мир». Второй – это доклад Римского клуба, под которым подписались все члены Римского клуба – во второй раз за все 50 лет существования. Они сводятся к тому, что с 20 года четко остановится рост цен на нефть, она начнет снижаться (ну, максимум еще 1-2 года прибавить). И все, что касается углеводорододобывающих стран, их ждет печальный конец. Потому что природные ресурсы уже находятся на том уровне выработки, что начинают серьезно влиять на геополитику вообще. Собственно, этот доклад «Наш мир» о том, что нас ждет по геополитике. Это видно уже по количеству месторождений, которые в Штатах сейчас осваиваются. Потому что сейчас сворачивается выпуск газовых турбин большой мощности. Энергетика переходит на совершенно другие уровни. Понятно, что будет в 2020 года. Объявят, что вся продукция, сделанная из грязной энергии – никто ее покупать не должен. То есть все, что мы вырабатываем на ГРЭС – это все грязненькое. Единственное, это у нас, на самом деле, большой выход, - это ТЭЦ, которые считаются более ли менее чистой энергией, и на десяток лет требования к продукции п чистой энергии на электроэнергию, выработанную на ТЭЦ, распространятся не будут. Мы имеем то, что имеем. Как мы их будем закрывать? За какие деньги? Вот тут я вообще ничего не знаю.
Еще два момент, что касается, на местах. Про схемы теплоснабжения говорили. Валентин Ефимович проводил чуть ли не заключительную по первой редакции закона по теплоснабжению. Действительно что ли надо, чтобы в Минэнерго схемы принимали? - Надо, хотя бы 500 000. И потом я очень долго жалел, что не задержался (я улетал на Сахалин), чтобы добить, чтобы это 300 000 было. Потому что все, что ниже 500  - это не схемы, а бумажки. Раз нет схемы, значит, нет плана развития и только разговоры: давайте денег. На что денег? Зачем? Читаешь и ничего не понимаешь. При этом, это распространяется на самые разные маленькие поселения. Существуют простые методы повышения ресурса, всего остального, чтобы в тех же деньгах получить существенно больший эффект. И тема, что давайте все поменяем,  - она сплошь и рядом не правильная.
Вчера собирались, я прямо загордился за народ. В основном, производители труб были, по изоляции, лучшие. А мы уже год двигаем тему, что давайте потихонечку введем нормативные документы, давайте требовать, чтобы эти трубы лежали по 50 лет. Потому что в действующем ГОСТе срок службы 30 лет  есть только на изоляцию, и больше ничего. И вчера радость великая - в Тюмени технический директор выступает и говорит, что они нефтяникам поставляют такие же трубы с таким де пенополиуретаном, но гарантию даем – 50 лет. Никаких проблем! Ну почему у нас никто не знает, что эту оболочку надо делать с усилением? У нее долговечность бешеная. Да нет у нас никакой науки, вообще в энергетике ее не осталось. Мы что-то воруем оттуда, с запада, и это все, в конце концов, приводит к каким-то повреждениям. В этом году у нас развалилась Самара, Саратов, в Питере проблемы были, и Тверь. Из маленьких городов хуже всего Керчь, Бердск, Карелия и Черногорск, и два региона, где по нескольку городов – Алтайский край, Рубцовск, Барнаул, и Иркутская область, 3 или 4 города. Это точки известные. Но ведь никто не знает, где в следующем году рванет. У меня к Минстрою простое предложение: давайте запустим робота в ГИС ЖКХ. Условно, у нас миллион домов, из которых 500 000 уже с приборами учета. Давайте их каждый месяц анализировать. Это элементарно. Машина все сделает на раз-два, и мы будем знать объективную ситуацию, без всяких других ГИСов. Раз уже данные для коммерции ГИС ЖКХ передает, давайте использовать ее для того, чтобы объективную информацию знать.

 


 В.Е. МЕЖЕВИЧ 
Спасибо. Хочу поблагодарить всех участников совещания и предоставить слово генеральному директору форума Андрею Павловичу Епишову. Я должен извиниться, так как уезжаю на заседание Комитета Государственной Думы по энергетике. 

А.П. ЕПИШОВ

Валентин Ефимович. Спасибо, что приехали и приняли участие во Всероссийском совещании по вопросам реализации Федерального закона «О теплоснабжении». По поручению оргкомитета позвольте мне вручить Вам диплом за большой личный вклад в российское теплоснабжение.
По поручению оргкомитета также хочу вручить диплом Рогалеву Николаю Дмитриевичу за подготовку кадров для ТЭК России и  многолетнюю поддержку прикладной науки в энергетике.
Уважаемые друзья, Алексей Анатольевич Храпков награждается специальным дипломом форума и ценным подарком. Спасибо Вам огромное за Ваш содержательный доклад и квалифицированные ответы на многочисленные вопросы.
Уважаемые коллеги, сейчас продолжим  вручение дипломов нашим докладчикам. Благодарю Жданова Максима Владимировича (компания «Т Плюс») за прекрасный доклад, и, по поручению оргкомитета, вручаю ему диплом и прошу передать диплом Роману Валентиновичу Нижанковскому – исполнительному директору ПАО «Т Плюс», он звонил нам, собирался приехать, но не получилось.
Уважаемые друзья, приглашаем вас на заключительный кофе-брейк в зоне регистрации, где мы сможем продолжить наше дружеское общение и обсудить те вопросы, которые мы не успели затронуть на нашем совещании.
В заключение, хочу поблагодарить всех за плодотворную работу и пожелать вам новых успехов, здоровья и благополучия.

 

© 2002 - 2019

создание веб-сайта: Smartum IT